Закрыть
|← Старое Новое →|

Посвящается Ей и Ему, а так же всем любящим и любимым

Я выкинул смятую пачку от сигарет, прикурив последнюю. В зажигалке тоже осталось совсем немного бензина, но она послушно фыркнула язычком пламени…
Если я не ошибся, то вход именно здесь.
Огромная каменная арка, потемневшая от старости и времени, стояла в густой тени скалы. Когда-то здесь был город, с большим населением, а теперь только ветер, гуляющий по пустыне. И арка. С густой вязью букв на незнакомом языке. Если я не ошибаюсь, то это – древнеарамейский. Я в них не очень и разбираюсь, если честно…

***
-Инга, привет!
-Привет, мой родной! Как ты?
Я вздохнул.
-Нормально! Я соскучился! Когда ты уже придешь?
Я просто почувствовал, как она улыбнулась. И улыбнулся сам.
-Лерр, миленький, я же на работе! Как освобожусь – приеду! Ну что ты как маленький?
Но я не унимался.
-Инга, я не маленький! – Я сделал серьезный голос. – И вообще, по тебе муж тут умирает, а ты? Где ты еще такое увидишь?!
-Лерр, возьми себя в руки! – Преувеличенно строгим голосом произнесла Инга, после чего хихикнула. – Ну миленький мой, через три часа я уже дома буду!
-Я люблю тебя, Ингушка…
-Солнышко, хороший мой, да что с тобой?!
-Люблю просто, вот и все! Что, не имею права? – наигранно возмутился я.
-Все, родной, целую тебя! Мой босс уже косится на меня! Скоро приеду! Куда сходим? Может, в «Теренс»?
Я подумал. Мы давно собирались сходить в маленький ресторанчик, один из самых модных в городе, но я передумал. Давно хотел сделать ей приятное…
-Инга, а как ты смотришь на то, чтобы встретиться в романтической обстановке?
-Это как? – изумилась моя жена.
-Не скажу дальше! После работы приезжай в гостиницу «Санта».
-А это еще зачем?
-Мы там посидим! Там ресторанчик еще круче!
Она засмеялась:
-Откуда такие сведения, а? Ты вроде не замечен в хождениях по ресторанам? Ладно, молчу!
-Так, значит после работы ты едешь к «Санте», договорились?
-Договорились! – Она вздохнула…
-Зайдешь в их ресторанчик, скажи швейцару на входе, что ты от меня – он все дальше сделает, как нужно!
-Боже мой, Лерр! Что еще за игры в Джеймса Бонда?- возмутилась Инга.
-Ну солнышко! – взмолился я. – Хоть раз ты можешь быть послушной? Тебе разве не интересно?
-Лерр… - Она вздохнула и рассмеялась. – Ты неисправим! Ладно, в семь я буду там!
-Договорились! Целую тебя, Инга…
-И я тебя!

Конечно же, волновался, как школьник. Мы были женаты всего полгода, и я был счастлив, как никогда.
Мы с Ингой познакомились в институте, лет пять назад. Какая-то вечеринка, кураж, танцы до изнеможения…Студенты народ веселый, что уж тут говорить, половина народа были незнакомы, но веселья это не портило. Я что-то пел под гитару, шутил, руководил скромным застольем. И все было великолепно…
Вышел утром на балкон, а там сидела Инга, кутаясь в тоненькое одеяло. Я бесцеремонно присел рядом, вытащил сигарету:
-Привет! Что скучаем?
Она подняла большие глаза и улыбнулась:
-И не правда, не скучаем! Рассвет встречаю!
Я замолк, и уставился на дома, окутанные легким утренним туманом. Утро как утро, рассвет как рассвет, чего его встречать?
А она словно прочитала мои мысли:
-Нет, каждый рассвет неповторим по-своему! Каждое утро встречаешь, словно заново родился…
Я удивленно уставился на нее:
-А ты романтик, оказывается! Меня Валера зовут, кстати!
-Валера? Извини, никогда не нравилось это имя. А можно я тебя сокращенно буду звать?
Я смутился…
-А что, можно как-то сократить мое имя?!
-Ну…да. Например…Лерр! Как тебе?
Я мысленно покатал новое имя на языке. А что, неплохо.
-Пойдет! Мне нравится!
-А меня Инга зовут. Очень приятно! – Она высвободила из-под одеяла руку и протянула мне.
Я несмело пожал тонкую девичью ладошку. Теплую и нежную…

Совсем некстати пошел дождь…
Она приехала без пяти семь. Вышла из такси, оглянулась, пожала плечами и пошла к входу «Санты», прикрываясь сумочкой от дождя
Я стоял неподалеку, под навесом, наблюдая, как она подошла к швейцару. Тот слегка поклонился и услужливо приоткрыл дверь.
Я стоял, пытаясь прочитать по ее губам, что она говорила швейцару. Хотя, мне просто нравилось наблюдать за тем, как она говорит, ходит, ее жесты я знал наизусть.
Инга вошла, приветливо улыбнувшись швейцару. Я наблюдал через огромное окно ресторана, как она прошла к заказанному столику, к которому ей указал официант. Присела, открыла сумочку, выудила телефон.
У меня завибрировал сотовый в кармане…
-Алло!
-Лерр, а ты где?
-Солнышко, я скоро подойду! – улыбнулся я, разглядывая ее недоумевающее лицо. – А ты пока закажи что-нибудь выпить, ладно?
Она вздохнула:
-Лерр, ты как маленький! Приходи скорее уже!
-Бегу, родная моя, уже бегу!
Я щелкнул крышкой телефона, и пошел к цветочному ларьку, который стоял неподалеку от входа.
Продавец, пожилой мужчина, с лицом, будто высеченным из камня, молча мне улыбнулся. И что-то было странно знакомое в его лице, в его сединах, в его движениях… И какая-то боль, навсегда поселившаяся в его глазах.
-Здравствуйте! Почем цветочки у вас? – Я так же ему приветливо улыбнулся.
-Смотря какие! – откликнулся он. У него был странный акцент, напоминающий почему-то испанский…
-Ну…хотя бы эти! – ткнул я пальцем в шикарные белые розы.
-А можно спросить, молодой человек?
Я растерялся:
-Конечно!
Мужчина пристально смотрел на меня, потом помотал головой, словно отгоняя какие-то видения. Потом спросил:
-Вы кому хотите подарить эти цветы?
Я растерялся окончательно:
-Как кому?! Своей жене, конечно! А что такое?
Мужчина снова уставился на меня. Я стал подумывать, что он сумасшедший, когда вдруг он неожиданно произнес:
-Не дарите ей такие розы сегодня…
-Что?!
-Не дарите ей такие розы сегодня! – упрямо повторил мужчина.
Я растерянно смотрел на него, потом спросил, неожиданно для самого себя:
-А что тогда подарить?
-Это! – Он сунул мне в руку цветок ириса.
-Вы с ума сошли! Почему именно ирис?!
Он глухо проговорил:
-Ирис – это выражение веры и надежды, защиты от несчастий.
Я прищурился, примериваясь, как я его ударю, если вдруг он на меня бросится. Странный какой-то продавец, честное слово!
Я нервно оглянулся на «Санту», где меня ждала Инга.
-Возьми его! – снова глухо сказал мужчина. – Бесплатно возьми!
Но меня уже понесло:
-А вот не хочу! У меня сегодня вечер с моей женой, и я не хочу его портить, понял?
Продавец как-то вдруг сгорбился, и тихо спросил:
-Что желаете, молодой человек? – От его настойчивости не осталось и следа…
-А назло вам! Хочу вот этот букет! – Я снова ткнул пальцем, на этот раз указав на букет бордовых, почти черных роз.
-Хорошо! – Он ловко вытащил букет, и начал заворачивать в прозрачную обертку.
-Может, вы мне еще скажете, что эти розы не обозначают глубокую любовь к женщине? – спросил я его с издевкой.
Он вздрогнул, и покачал головой:
-Нет.
-А что тогда?
-Траур и печаль…
-Чего?! Не морочь мне голову, мужик! Сколько с меня? – Я вытащил бумажник, отсчитал названную сумму, и швырнул ему на прилавок. – Дурак ты, мужик! Каждый знает, что розовые розы дарят девушке, алые – женщине, и бордовые – взрослой женщине, или любимой жене, которой хочешь показать, насколько глубока твоя любовь, понял?
-Как же люди ошибаются… - с горечью ответил продавец, сметая купюры в карман грязного фартука. – Будьте счастливы, молодой человек!
Я схватил завернутый букет, и, не оборачиваясь, пошел к ресторану. Чокнутый, блин! Придумал же, траур, печаль…

-Привет, малыш! – Я уселся за столик, и протянул ей розы.
-Ой, какая прелесть! – восхитилась Инга. – Спасибо, родной!
Она достала из сумочки сигарету и прикурила. Потом улыбнулась мне:
-Ну, расскажи мне, что за особенный вечер сегодня?
Я наигранно ахнул:
-Да ты что! Ты забыла?! Сегодня же полгода, как мы женаты!
Она недоуменно уставилась на меня, потом рассмеялась:
-Надо же! Ты что, каждый месяц теперь справлять будешь?
-Ага! – Я махнул официанту…
Музыкант махнул головой, когда я попросил его исполнить песню.
Я спустился с эстрады, и протянул Инге руку:
-Потанцуем?
Она протянула руку, встала и прижалась ко мне.
-А эту песню Валерий посвящает своей жене Инге! – провозгласили со сцены.
Я благодарственно улыбнулся музыкантам, и обнял Ингу покрепче.
А через минуту музыка прервалась, и пьяный противный голос произнес:
-А теперь Валера может пойти погулять!
Я застыл.
На сцене стоял здоровенный бугай, держась за микрофон, и пьяно щурился на нас.
-А мы хотим посвятить песню нашему брату, Саньку! Братан, сегодня все песни звучат только для тебя, с благодарностью от братвы! Давай, делай, музыкант!
Грянула «Мурка». Бугай благостно прикрыл глаза, и что-то завыл в микрофон. Шумная компания, сидевшая в конце зала, приветственно загалдела…
Меня затрясло. Инга, почувствовав мое состояние, повисла у меня на шее:
-Лерр, миленький, пожалуйста, не надо!
Я молча отдирал ее от себя, прорываясь к сцене.
-Лерр! Пожалуйста!
Я все так же ее руки от себя, и залез на сцену. Бугай изумленно открыл глаза и уставился на меня.
-Ты чего, фраер, не понял что ли? Я сказал – отдыхай! Или тебе…
Договорить он не успел.
Я вложил в удар всю злость за испорченный вечер. Бугай всхлипнул и рухнул к ногам испуганно застывшего музыканта. В зале повисла тишина.
Потом шум отодвигаемых стульев, и мне в лицо уперлось с десяток пистолетных стволов…
-Убрать пушки, уроды!!! – К нам подошел парень. По комплекции он не уступал обступившим меня ребяткам. Те неохотно убрали оружие, продолжая хмуро коситься на меня. Я оглянулся
Инга стояла посреди зала, прижав ладони к лицу, и не отрывала от меня взгляд.
-Ты не прав, братан! – процедил сквозь зубы подошедший парень. Потом он вздохнул и взглянул на лежащего, который медленно приходил в себя. – Вася, конечно, тоже не прав… Но у меня сегодня день рождения, а ты мне его портишь!
-Извини. – Я пожал плечами и спустился со сцены под пристальным взглядом парня. – Но у меня сегодня годовщина свадьбы, и ты мне тоже ее испортил.
Ребята зашевелились, но парень остановил их жестом, потом развернулся ко мне:
-Смотри сам, братан. Мне ты ничего не сделал плохого. Но вот Васёк не простит тебе позора.
-Да плевать на твоего Васю! – Я даже не обернулся.
Подхватил Ингу под руку и потащил к столику:
-Собирайся, малыш, мы уходим!
Она молча подхватила сумочку, букет роз, и так же молча пошла к выходу. Я бросил на стол несколько купюр, и двинулся следом.
На улице лил ливень. Где-то далеко грохотало, озаряя город вспышками молний…
-Инга…
Она молчала, шла к остановке, прикрывая голову букетом. Я поспешил за ней, схватил за руку и развернул к себе:
-Инга! Долго ты будешь дуться?
-Пусти, мне больно… - Она не кричала, просто сказала.
Я отпустил.
-Лерр…зачем? Все так чудесно было, а ты…
Я покачал головой:
-Инга, солнышко! Если промолчать, то каждая скотина сядет на голову! Я всего лишь отстоял свое право побыть со своей женой, и так, как хочу я!
-Лерр, миленький! Но ведь не всё выясняется кулаками! Можно было бы объяснить человеку…
-Это не человек, Инга, это сволочь! – перебил яростно я. – Он испортил вечер – почему я должен молчать?!
Она заплакала, и махнула рукой. Развернулась и пошла дальше, под навес какого-то супермаркета...
Я со злости ругнулся, и потянулся за сигаретой, но потом понял, что под дождем не покурить нормально. И двинулся следом за Ингой.
…Только под бетонным козырьком магазина я прикурил сигарету, протянул зажженную ей, потом снова прикурил себе. Мы молча сидели под навесом на скамейке перед входом, и я не хотел сейчас затевать ненужные никому споры…
Перед нами остановилась иномарка. Я даже сначала не обратил внимания, кто сидел за рулем, но, когда сообразил – было поздно.
Бугай, которого я вырубил в ресторане, вылетел из машины, махая пистолетом. И время растянулось…
Как в замедленном кино, Инга вскочила и встала передо мной. Я даже не успел понять, что это, когда увидел, как ее куртку разрывают выходные отверстия от пуль…
Я закричал, вскочил, и толкнул ее под колено, заставляя упасть на мои руки, бережно и быстро опустил на землю, а сам рванулся к бугаю…
Он все нажимал и нажимал на курок, с изумлением глядя на меня. Я не чувствовал ни чего, видя только его лицо…И ударил только один раз.
Здоровяк крякнул и нелепо сел на землю, удивленно посмотрел на меня, и, закатывая глаза, завалился на бок…
Кто-то истошно закричал.
Иномарка с визгом рванула с места. Видимо, за рулем был кто-то еще…
Инга лежала на земле с открытыми глазами. Я склонился над ней, еще не веря своим глазам. Шесть пулевых отверстий. И все в грудь…
Но она дышала.
-Инга…- тихо позвал я ее, взяв за руку. – Малыш, если ты умрешь, я умру следом, ты знаешь это?
Она молча перевела взгляд на меня. И изо рта тоненькой струйкой хлынула кровь на асфальт, перемешиваясь с грязными ручейками…
Я приподнял ее голову и аккуратно положил себе на колени.
-Лерр…ты меня и вправду любишь? – Неожиданный вопрос заставил меня вздрогнуть.
-Да, Ингушка…И я умру без тебя, моя родная.
-Тогда…не отпускай меня, Лерр…обещаешь?
-Обещаю…Инга, не уходи. Скоро кто-нибудь приедет. Ты поправишься, и мы поедем на море, помнишь, ты хотела на море, мы поедем на море, мы потом поедем к твоей бабушке, помнишь какие у нее за огородом грибы, а я тебя научу плавать, малыш, помнишь, ты хотела научиться плавать, Ингушка, вот уже едет «Скорая»…Инга…Инга, девочка моя…я не смогу без тебя…
Я знал, что она мне уже не ответит. Я просто говорил с ней, я боялся услышать тишину. Тишину без нее.
А потом началось какое-то мельтешение, лица, машины, кто-то теребил меня, кто-то в милицейской форме сочувственно похлопал по плечу, санитары из «Скорой помощи» топтались рядом, не решаясь потревожить…
А я…я не плакал. Она ведь не умерла, правда?
Инга…я не отпущу тебя, потому что я не могу без тебя. Ингушка, ты мне веришь? Я приду за тобой, Инга…
Я останусь с тобой, я тебе обещаю…
Санитары испуганно шарахнулись, когда я зарычал на них при попытке забрать ее у меня…

***
Дорога была страшно неудобной. Знаете, такая вот дорога, по небольшим камням, от которой устаешь даже больше, чем от ходьбы по песку.
Устал я, конечно, сильно. Третий день скитаться черт знает где, ища хоть одну живую душу. Да еще и есть хотелось. Тот ломоть хлеба, который мне дал Арресто, хватило на один день, воды, правда, попадалось много. Здесь в изобилии попадались ручейки, неизвестно откуда начинающиеся, и пропадающие тоже неизвестно куда. Мне даже стало интересно – в горной, безжизненной местности полно воды, а вот растительности никакой… Ну и жизни тоже.
А мне еще найти эту чертову Дверь надо.
Я споткнулся и остановился. Потому что увидел человека. Он шел по той же дороге, что и я. Только навстречу мне, оглядываясь по сторонам, каждый раз наклоняясь и щупая дорогу. Странный какой-то…
-Эй! – во всю глотку крикнул я. – Эй! Ты кто?
Человек остановился, испуганно озираясь, а потом увидел меня, и двинулся ко мне, тоже крича во все горло:
-Подожди меня! Слышишь, меня подожди!
-Да жду, жду…
Человек подбежал ко мне, и вдруг испуганно отпрянул:
-Ты!!!
Теперь уже отпрянул я. Передо мной стоял Саня. Тот самый, из ресторана, на дне рождения которого гуляла вся братва…
-Ты…ты что тут делаешь?! – ошарашено спросил я.
-А…ты что тут делаешь? И где это – тут? – вопросом на вопрос спросил он, снова оглядываясь по сторонам.
Я постоял, подумал и спросил:
-Тебя кажется Саня зовут? – Он утвердительно кивнул и протянул руку. – А меня Валера. Но чаще называют Лерр. У тебя есть курить, Сань?
Он протянул мне пачку сигарет, а потом прищурился:
-Валера….то есть Лерр. А что это за место?
Я пожал плечами, и затянулся сигаретой. Саня удивленно посмотрел на меня:
-Не понял! Ты здесь идешь как по тротуару, спокойненько так прогуливаешься – и не знаешь, что это за место?!
-Так, Саня, давай присядем, покурим, и я все расскажу тебе. Согласен? И давай без истерик, здесь это не поможет!
-Здесь! Где это – здесь?! – заорал он, хватая меня за шиворот.
-Руки убери! – спокойно сказал я.
Скорее всего, на него подействовало мое спокойствие. Он отпустил руки и сел на придорожный камень, закрыл голову руками и гулко проговорил:
-Черте что творится! Пил, гулял, никого не трогал, такой день офигенный был, в сауне с девочками отдыхал – и на тебе! Я попадаю в какую-то дыру. А мне попадается какой-то придурок.
Я присел рядом, молча докурил и выбросил фильтр в маленькую ямку, в метре от дороги. Тут же взметнулась пыль, и фильтр исчез, как будто его слизало…На мгновение показалась маленькая, безглазая зубастая голова, потом исчезла.
Саня ошарашено уставился на ямку, потом перевел взгляд на меня:
-Это…это что было?!
-Не знаю. – Я пожал плечами и вздохнул. – Опять какая-нибудь ерунда. Здесь полно таких. Я даже не знаю, как они называются.
-О, блин! У меня горячки нет? Вроде нет. Зато я в какой-то компьютерной игре оказался! – Саня горестно вздохнул. – Лерр, а ты мне можешь сказать – мы где? А то я сейчас застрелюсь!!! Или…или чокнусь окончательно!
-Нет, не получится. Самоубийством не получится здесь заняться. Не сможешь…
-Молодой человек… - Кто-то осторожно коснулся моей руки.
Я поднял голову. Передо мной стоял тот самый продавец цветов, с лицом, словно высеченным из камня.
-Что тебе надо?
-Молодой человек…Я хотел с вами поговорить! Я безумно сочувствую вашему горю.
-Спасибо. Иди, друг, оставь меня в покое, мне и так плохо… - Я отвернулся, нашаривая в кармане сигареты.
В приемном покое было тихо. Сестры тихо мелькали по коридору, не пытаясь со мной заводить разговор, или отослать меня домой. Я не собирался покидать место, где находилась Инга…
-Мне…Я…Простите мне мою настойчивость, но я хотел очень серьезно с вами поговорить!
-О чем?
-О вашей…жене.
Я вздрогнул. Еще один сочувствующий пришел? На сегодня мне было достаточно. Милиция, журналисты, врачи…Следователь долго чесал в голове, когда увидел труп здоровяка, и долго изумлялся, когда я ему сказал, что ударил его только один раз. Но сказал, что даже не начнет дело, потому что убийца убит, извините за тавтологию. А я лишь защищался, и пределы допустимой обороны не превысил…
-Она умерла. Не надо об этом говорить.
-Но вы же в это не верите?
Я медленно поднял глаза. Похоже, мужчина не шутил.
-Что ты хочешь сказать?
-Вы хотели ее вернуть, не так ли?
Сердце сжалось в какой-то неизбывной боли…
Я встал, и подошел в упор к нему:
-Мужик, если ты так шутишь – лучше беги сразу. Не надо так говорить. Если б я мог это сделать, я бы уже ее вернул! - Я не заметил, как сорвался на крик.
-Но вы ей пообещали, что не оставите ее. – Он не отвел взгляд. – Или не обещали?
Я растерянно молчал. Я обещал, но я же не знал, что можно сделать…Если бы все было так просто, то мы бы не теряли своих любимых.
-Ты ее хочешь вернуть? – уже в упор спросил продавец.
-Ты что, владеешь Вуду? Мне не нужна жена-зомби!
-Ты хочешь ее вернуть?
-Да! Черт побери – да!!
-Пойдем со мной.

Саня вздохнул и покачал головой.
-И что теперь? Ты должен пройти путь?
-Ага. Я обещал ей, что не оставлю ее, теперь мне назад дороги нет. Дай еще сигарету.
Саня достал пачку и сунул мне в руку. И прикурил сам.
-Лерр…Что-то я ничего не понимаю. А я что здесь забыл, ты мне можешь сказать?
-А не знаю! – улыбнулся я. – Скорее всего, тебе выпала судьба тоже пройти дорогу до конца.
-Что?! Какую, к черту, дорогу?! Я ведь не терял жену, чтоб пойти за ней в Никуда? – Он уставился на меня с удивлением.
-Саня, ты мне честно скажи – сколько ты человек убил?
Мой вопрос застал его врасплох. Он хмуро посмотрел на меня, потом вздохнул:
-Много, Лерр. Теперь мне никогда от этого дерьма не отмыться…
-Значит, твой путь выбран. И придется идти до конца. А перед тем, как ты здесь оказался – ты думал о том, что все неплохо бы было исправить? – Откуда я это знаю?!
***
 Голосов: 11 Просм.: 2124 Комментариев: 3
Категория:   Мужчины и женщины
Теги: истории, мужчины и женщины, любимый, муж и жена, любимая
Автор:  lila_c25 января´11 14:03
 Вернуться наверх
Комментариев (3)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 350 символов
Если вы не видите картинку с контрольными символами, это означает, что в вашем браузере отключена поддержка графики. Включите ее и перегрузите страницу.
Отсортировать по дате Вниз
гость  (аноним)  27.01.2011, 13:39
Оценка:  0
гость
продолжения как раз и не надо Любое продолжение всё испортит Автору - зачёт +100
SVETYK    26.01.2011, 23:30
Оценка:  +2
SVETYK
где продолжение?????? я в шоке....
гость  (аноним)  26.01.2011, 19:51
Оценка:  0
гость
давай продолжение
Реклама
Мы в соцсетях
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь