Закрыть
|← Старое Новое →|

Посвящается Ей и Ему, а так же всем любящим и любимым (ч.2)

Он с опаской покосился на меня:
-Ты что, колдун что ли? Вообще-то было. Знаешь, как удар по голове…Сижу, пью в одиночку, жена ушла, забрала все свое барахло и ушла, братва в своих делах погрязла, а на меня какая-то тоска нашла. Скольких застрелил, и все только для того, чтоб власть к рукам прибрать. Только сейчас понял, что можно бы было просто разобраться так, не аргументируя слова пистолетом… Поздно, Лерр, теперь не вернешь прошлое. Потом вдруг что-то ударило в груди…и я очнулся только здесь.
Я молчал.
-А если б можно – скажи, а теперь уже это надо? Я и друзей много потерял из-за этих разборок. И понял, что одинок, как никогда. И не смотри так на меня, Лерр…Думаешь, я совсем конченная сволочь, да? Кроме кровавых оргий в жизни ничего не видел? Ошибаешься, братан! У меня высшее юридическое образование, если тебе интересно!
-Серьезно?! – поразился я.
-А что ты думал? Что в криминальном мире сплошные неучи находятся?
-Да нет… - смутился я. – Просто как-то не укладывается в голове. Ты и юриспруденция…
-Ну и что? Бывает и хуже! – горько усмехнулся он. – Только мне не понятно – как я сюда попал. Вдруг вспышка – и все! Все исчезло! Смотрю – дорога. А потом и ты начал что-то там орать…
-Насколько я понял – тебе выпала дорога. Исправить все. И теперь ты здесь. Ты же искренне поверил в то, что ты мог бы все исправить. Вот, пожалуйста.
-Это так просто? Захотел – и попал на путь исправлений? Прошел испытания – и все, ты чист?! Лерр, иди нафиг! Такого не бывает!!
-Но ты же здесь?
-Черт…Здесь. Ну и как мне все исправить? Упасть на колени и возопить о прощении?
-А вот не знаю. А хочешь – пошли вместе?
-Куда?! И где мы?
-Не знаю. Но все называют это место Первый Круг. – Я взглянул на небо.
Вечерело…Я не знаю, как определять рассветы и закаты, их здесь не было. Но то, что наступал вечер, я ошибиться не мог.
-Первый Круг? Ада что ли?! – Саня затравленно оглянулся.
-Ага. Почти. Ты идешь?

Я курил, уже не помню какую сигарету за сегодня. И переваривал услышанное.
Продавец сидел напротив, и смотрел прямо в глаза, от чего становилось совсем тяжело…
-Решать тебе. Слишком сильно ты ее любишь. И поэтому не отпустил ее, а заставил своим обещанием уйти в другое место.
Я молчал.
-И не думай, что я чокнутый! Я сам многое прошел, и просто хочу помочь!
-Ты сказал, что ее можно вернуть? Как?
-Тебе просто надо забрать ее.
-Откуда?!
-Я же сказал, что ты не отпустил ее, так что она не там, где хотелось бы. Тебе придется пройти полные Семь Кругов.
-Чего?! Я тебя сейчас придушу!! Я пришел услышать что-то умное, а ты мне про какие-то семь кругов рассказываешь?! Скотина!!!
-Меня Арресто зовут. Очень приятно, Лерр!
Я замер.
-Откуда ты знаешь, как меня зовут? Меня так только жена называла!
-Я много чего знаю, Лерр…
Я немного поразмышлял, и снова присел на краешек дивана.
-А что это – семь кругов?
-Семь Кругов Ада. Слышал такое? – Арресто открыл шкафчик и вытащил оттуда бутылку коньяка, и расставил стаканы. Тихо хлопнула стеклянная крышка, и в стаканы полилась темно-янтарная жидкость…
-Так это же аллегория, фикция! Какой-то поэт написал об этом, а все подхватили. А никто никогда не видел этот самый ад.
-Вот поэт-то и видел. Потому и описал, поэтому это фактически первое упоминание. Только это не совсем ад, испытания разные. У тебя есть определение слова «ад»? И у меня нет. Но мы привыкли думать, что ад – это место, связанное с мучениями, не так ли? Только никто не видел это самое место. Но каждый, страдая от чего-то, считает, что происходящее с ним – самый что ни на есть кромешный ад. Но все-таки все не так, Круги - это… Попробую объяснить. Теперь люди убедились, что душа существует, так? А куда она попадает после смерти? – Он посмотрел на свет свой стакан, кивнул и отпил большой глоток.
-А черт его знает! – откровенно сказал я. – В какие-то пресловутые тоннели, из которых идет свет, ну, в рай там, или в ад. Если честно, мне все равно!
-Нет. Душа идет по своему пути. Понимаешь, мы же не знаем, сколько параллельных миров существует? Нет, не знаем. Поэтому и уходят души в разные миры после физической смерти. Причем каждая попадает в свой ад или рай. Кто что себе выбрал. Но есть еще две категории души. Первая – самоубийцы. Это отдельная история, и мы не будем ее рассматривать А вот вторая, это наша ситуация. Не отпущенные души…
-Это как? – Я медленно напивался коньяком. Но лишь для того, чтоб заглушить мысль, что я схожу с ума.
-Ты не смог смириться с мыслью, что она умерла. Она не смогла спокойно уйти своей дорогой, поэтому осталась неприкаянной. И есть способ вернуть ее – пройти все Круги, все испытания, доказать, что ты действительно не можешь жить безе нее!
-А это сложно?
-Все зависит от тебя, Лерр… - Арресто замолчал. – Я тоже когда-то так проходил путь. Но не смог пройти, а ты сможешь.
Он снова стал рассматривать свой стакан, потом осушил его одним большим глотком.
Я пытался собрать все мысли воедино. Не выходило…
-Думаешь – я смогу?
-Зависит от тебя. Каждый Круг – у каждого свой. Я не знаю, как будут выглядеть твои Круги, так же как не смогу описать свои пройденные. И у каждого свое испытание. Испытание Любви и Жизни. Ты готов?
-А…я…не знаю! – искренне сказал я. – Но я хочу вернуть Ингу…
-Так возвращай!

Саня шел и матерился. Он пришел в этот Круг в легких туфлях, а идти по такой дороге в них было очень тяжело.
Ландшафт вокруг не менялся никак. Длинная-длинная дорога тянулась вдоль скалистой гряды, извивающейся гигантской змеей. По прежнему попадались ручейки. Небо, фиолетово-красное не меняло цвет, даже когда я понял, что глубокая ночь. И тишина, прерываемая матами Сани.
-Лерр! А куда мы должны выйти? И сколько топать?
-Без понятия, Саня. – Я остановился и подождал его. – Понимаешь, между Кругами есть Двери, которые открываются в следующий путь. Но их надо отыскать, а где они находятся и как выглядят - я не имею понятия. Может, ты свои двери найдешь, может, мы их вместе найдем, и твои и мои. А может, ты здесь, чтоб мне помочь – я не знаю, Саня. В этом мире все так запутано и расплывчато, что я сам растерян…
-Охотно верю! – буркнул Саня. – А это что?
-Где?
-Вон там, видишь? – Он указал рукой.
Я прищурился. Город. Далекий, теряющийся в дымке, но несомненно город.
Мы переглянулись.
-Интересно, а это в план экскурсии входило? – саркастически спросил Саня, доставая сигареты.
-Не знаю. Но проверить всегда можно. Идем?
Саня пожал плечами, и молча двинулся за мной…

Город мне напомнил старые фильмы про Среднюю Азию. Запыленные улочки, глинобитные дома, крыши, сплетенные из соломы… И тишина. Ни звука, ни шороха, кроме легкого дуновения ветра, шуршащего соломой.
Город относительно небольшой, впрочем, и городом его назвать было сложно. Но, после нескольких дней пути, да по безлюдной местности, он показался просто большим.
-Эй! Есть кто живой здесь? – крикнул Саня, озираясь по сторонам.
-Есть, не кричи!
Голос, хрипловатый и густой, раздался откуда-то сбоку, заставляя подпрыгнуть от неожиданности. Что-то зашуршало, и в ближайшем доме, скрипнув, отворилась кособокая дверь.
Появился мужчина. Лет шестидесяти, но назвать стариком язык не поворачивался. Крепкий, без седых волос. И с бегающими хитрыми глазками…
Мы переглянулись.
-Здорово, батя! – Саня опомнился первым и протянул руку мужчине.- А чего у вас тишина такая? Как на поминках прямо!
-Типун тебе на язык, дурак! – Мужчина нас разглядывал с неприкрытой неприязнью. – Вы кто такие? Заблудились? Или как?
-Или как, батя, или как! – Саня балагурил, но, как я успел заметить, глаза у него тоже оставались цепкие и холодные. – Слушай, тут такое дело…
Он подхватил мужичка под руку и поволок его вовнутрь дома. Показался через минуту, и махнул мне рукой:
-Все, Лерр, пошли! Едой и крышей обеспечены!
Меня всегда удивляли люди, которые свободно и в считанные минуты становились «своими»…
Изнутри дом поразил. Разительный контраст между наружним и внутренним видом дома был настолько разным, что я встал, как вкопанный.
Стены отделаны камнем, нежно-желтым, переливающимся искорками света. Пол был выложен тоже камнем, но уже каким-то черным, с оранжевой мозаикой в центре комнаты, изображающей розу. И на стенах – картины! Самые настоящие!
Я осторожно присел на краешек предложенного мне стула, и вертел головой, разглядывая картины…
Хозяин вышел из другой комнаты, неся в руках бутылку и корзину с фруктами.
-Сейчас выпьем за встречу, чужестранцы! – провозгласил он, доставая бокалы из шкафчика на стене. – А пока моя дочь приготовит нам поесть, если вы не возражаете.
-Да какие могут быть возражения? Правда, Лерр? – Саня выразительно посмотрел на меня и подмигнул.
Я кивнул головой.
-Вот и хорошо! – Хозяин разливал густое красное вино по бокалам, потом подвинул каждому. – Ну, за встречу!
Я поднял бокал, понюхал. Вроде вино, без подвоха. Попробовал. Вкусное, с хорошей выдержкой.
-Батя, вот ты скажи мне… - Саня достал сигареты, протянул мне. – А почему во всем поселке – только ты один? Ах, да, еще и твоя дочь. Больше никого нет?
-Есть. – Хозяин вытащил маленькую трубку и тоже начал забивать ее табаком. – Просто каждый занят собой, и до гостей никому дела нет. А я откликнулся, потому что вы остановились у моего дома. – Он закурил, пуская кудрявые облачка дыма в потолок.
-А если б мы не крикнули – ты бы не впустил? – уточнил я, прихлебывая вино.
-Нет, конечно.
-А почему?
-А зачем? – резонно ответил хозяин. – Пришли незнакомые люди, я вас не знаю, вы меня – почему я должен вас впускать?
-Логично! – отметил Саня. – А мы гости хорошие, много не едим, не шумим. Нам бы немного передохнуть – и мы уйдем. Так можно?
-Посмотрим. – Хозяин загадочно смотрел куда-то в сторону. – Эй, дочь! Поживее там! Гости хотят поесть!
-Иду! – раздался звонкий голос.
Я замер.
Из дверей, держа на руках большой поднос, вышла…Инга.
И сердце захлебнулось от боли, от какой-то смертельной тоски…
Саня недоуменно уставился на меня, потом перевел взгляд на девушку. Та, улыбаясь, поставила поднос с дымящимся мясом на стол. Потом, вытащила из фартука вилки и ножи, и положила перед каждым.
-Одну минутку, я сейчас принесу тарелки! – Она исчезла в проеме двери.
Я судорожно вздохнул. Она жива! Только жива здесь…Если она здесь, то путь пройден?! Нет…Не может быть!
Девушка вынырнула, снова неся на руках поднос, на котором были расставлены тарелки и маленькие чашечки, в которых темнел густой соус. Быстро расставила тарелки и присела на краешек стула:
-Угощайтесь, гости дорогие!
Я не сводил с нее глаз. Хозяин и Сашка с меня.
Девушка робко улыбнулась, и удивленно посмотрела на меня:
-Что-то не так?
Я заморгал, и отвел глаза:
-Нет, все хорошо, Инга…
Девушка замерла на полпути к блюду, медленно подняла глаза:
-Откуда вы знаете, как меня зовут?
-Догадался! – Я улыбнулся, и, пытаясь унять дрожь в руках, отрезал себе внушительный кусок мяса. – Давайте есть!

Саня долго ворочался на неудобном матрасе, потом сел, почесывая в голове. Покосился на меня:
-Лерр, ты спишь?
-Да нет. А ты чего не спишь? – Я бездумно смотрел в потолок.
-Ты мне скажи, вот чего ты смотрел на Ингу волком? И не говори, что она похожа на твою жену!
-Это она.
-Чего?! – Саня присел передо мной на корточки. – Чего пургу гонишь?! Твоя жена умерла! Не так разве? Я допускаю мысль, что она, возможно, ушла в параллельный мир, но чтобы это была точно она – это ты, братан, погорячился!
-А я тебе говорю – это она! – Я приподнялся и облокотился на локоть. – Ах, да, ты же не видел ее в ресторане. Но я говорю – это она. Как она говорит, ходит, двигается – я знаю каждый ее жест, понял?
-Нет, не понял! – Саня оглянулся на дверь, ведущую в другую комнату, и понизил голос. – Лерр, даже если допустить, что это она, то почему она не узнала тебя? Ты же говорил, что у вас сильная эмоциональная связь. Почему она не отреагировала?
-Может, еще не осознала?
Саня плюхнулся обратно на матрас:
-Ерунда! А я вот уверен, что это не она! Слушай! – протянул он, снова присаживаясь. – А может, это одно из испытаний?
Я долго смотрел на него, потом отвел глаза:
-Не знаю, Саня… Тогда что испытывать? Связь с ней? Или процесс узнавания?
-Да я тоже не знаю, Лерр, я только предположил. Ладно, утро вечера мудренее. Спи!

…Утро. Не утро. Не знаю. Такое же небо, без солнца, но все равно светло.
Я стоял на ступеньке и рассматривал город. Как ни странно, но появились люди. Мимо меня проходили прохожие, косясь, кто с недоумением, кто со злостью, кто просто с любопытством. Я улыбнулся женщине, несущей на голове корзину с какими-то фруктами. Она тащила за руку упирающуюся маленькую девочку, которая вытаращила на меня глаза, и показала язык. Я тоже показал. И снова улыбнулся.
-Лерр! Ты чего так рано? – Саня выскочил на ступеньки. – Пошли, хозяин зовет для разговора!
Я последний раз взглянул на город и зашел.
Хозяин сидел за столом, перед ним снова стояла бутылка вина. Его дочь стояла за ним, опустив глаза.
-Присаживайтесь! – Повелительный жест в сторону стульев, которые хозяин поставил напротив себя.
Мы сели, выжидательно смотря ему в глаза…
-Так вот… - Хозяин достал трубку, закурил. - …я предоставил вам жилье, а вы что творите?
-Чего? – приподнялся Саня. – Батя, обоснуй слова!
-Сядь!! – рявкнул мужчина, и хлопнул рукой по столу. – Я тебе обосную быстро, глазом моргнуть не успеешь!
Я вздохнул, и сказал, как можно спокойней:
-Хозяин, мы ценим ваше гостеприимство, но совсем не понимаем, в чем мы провинились перед вами?
-Вот так! – Хозяин успокоено мотнул головой. – Мы люди спокойные, но вот нарушение закона караем по всей строгости! Вы вчера нарушили закон!
-Какой? – подобрался Саня. – Поподробнее, пожалуйста, а то я что-то упустил, кажется.
-Папа! – робко попыталась вмешаться Инга. – Они же не знали…
-Замолчи!!! Значит так, пришлые люди, вы нарушили закон. Вчера, за едой, вот этот человек… - Его палец обвиняющее уткнулся мне в лицо. - …позволил себе вольность! Он откровенно разглядывал мою невинную дочь! Это карается смертью!!
-Минуточку, минуточку! – Саня вскочил и приблизился к мужчине. – Но мы ведь пришлые – как мы могли знать все ваши законы?!
-Незнание закона не освобождает от ответственности! – отрезал мужчина. – А поэтому скоро придет городская стража, и вы пойдете под арест! Не вздумайте сбежать – найдут сразу. Все, я все сказал!
Он поднялся со стула, ухватил за руку Ингу, и направился к двери.
И тут же раздался стук в дверь. Но дожидаться, пока откроют, снаружи не стали, и просто открыли дверь ударом ноги. Ввалилось человек пять, в странных кожаных латах, и в маленьких шлемах.
-Где чужаки, хозяин? – крикнул один из них, невысокий бородач, держа руку на рукояти внушительного меча.
Остальные четверо незамедлительно направили на нас с Саней арбалеты.
-Да вот они, господин страж, прямо перед вами! – Вынырнувший хозяин указывал на нас пальцем. - Они нарушили закон!
Бородач презрительно смерил нас взглядом и сплюнул себе под ноги. Потом махнул рукой:
-Взять их!
Двоих Саня уложил на месте, а мне не повезло. Я не ожидал нападения от хозяина, и поэтому совершенно неожиданно свет померк, когда мой затылок отозвался глухой болью. Падая, я успел заметить, что Саню тоже сбили на пол, и стали остервенело избивать ногами. Потом я ничего помнил…

Мне на лицо лилась холодная вода. Я попытался увернуться, но она все равно лилась на лицо, стекая по шее за воротник, заливала уши…
Я перевернулся на бок и открыл глаза. И увидел Сашку, сидящего на обрубке бревна, со связанными сзади руками. Он улыбнулся мне разбитыми до черноты губами:
-Ну, очухался? Как ты?
Я попытался сесть, насколько позволяли мне тоже связанные руки. Попробовал пошевелить ими, но не вышло.
-Да нормально. Где мы? Ты сам как?
Кто-то сзади ударил меня в спину и прошипел:
-Разговоры запрещены, чужак!
Я обернулся. Позади меня стоял один из стражей, с ведром, и не спускал с меня ненавидящих глаз. Я ничего ему не ответил, и снова посмотрел на Саню.
-Я? Да нормально! – Он мотнул головой. – Только вот почки немного отбили…
-Черт! – Я снова обернулся к стражу. – Эй! Лекаря можно позвать?
-Нет! – покачал тот головой. – Вам – нельзя!
-А если он умрет до суда? – ехидно поинтересовался я.
-А суд будет через пять минут! – так же ехидно ответил страж, бросил ведро и вышел.
-Да ладно тебе, Лерр! – заметил Саня. – После нашего ОМОНа – это цветочки, так что расслабься!
Я замолчал.
Интересно… Что нас ждет? И за что нас казнят? Я ничего не понимал, пытаясь думать спокойно.
Неужели нас так и казнят, неизвестно за что? Это и есть испытание? Я все больше убеждался, что где-то ошибся…
Стражи ворвались, и довольно бесцеремонно подхватили нас, поволокли на улицу, подгоняя пинками. Я споткнулся, но не упал, поддерживаемый сильными руками.
Мы очутились на небольшой площади, окруженной домами, на которой бурлила жизнь. О нашей поимке уже было объявлено, раз уже здесь собралось столько народу…
-Именем Высшей власти, я объявляю суд открытым! – громогласно объявил сухой, высокий мужчина в красном камзоле, и поднялся на высокий постамент.
Я увидел среди пришедших хозяина и его дочь. И остолбенел.
Нет, это была она. Все в порядке. Но в то же время, чем больше я продолжал смотреть на нее, тем больше убеждался, что я ошибся. Какое-то незаметное отличие от настоящей Инги, какой-то не ее жест… Я ошибся!
Тем временем суд перечислял все наши преступления, включая сопротивление властям. Хозяин выступил позже, доказывая, что он пожалел нас и впустил в свой дом, а мы совратили погаными глазами его дочь…
Толпа безмолствовала.
-…и так как его подельник не пытался препятствовать этому, то он тоже виновен! – вывел меня из ступора голос обвинения. – Но! Подельник не пытался смотреть на дочь достопочтенного Адо, поэтому ограничится лишь легким наказанием, а именно – лишением конечности! Приговор привести в исполнение!
Я забился в веревках, пытаясь освободиться.
Саня повис на руках стражи, выкрикивая во все горло:
-Это несправедливо!!! Я требую адвоката!!! Я требую защиты!!! Суки!!!
Его не слушали. Подтащили к плахе. Развязали левую руку…
Я смотрел, не в силах отвести взгляд. И закрыл глаза, когда тяжелый топор со всего размаха опустился на левое запястье Сани.
Он не кричал. Только тихо выл, брошенный на землю, зажимающий окровавленный обрубок. Я молча смотрел, как он спешно разматывает шнурок с туфли и перетягивает руку выше раны…
Худой судья подошел ко мне, и заглянул в глаза:
-А ты думал, что это тебе развлечение? Давай будем решать с тобой вопрос.
Я не отвел глаза. Худой усмехнулся, пожевал губами и доверительно наклонился ко мне:
-А ты знаешь, что тебя могут не казнить? При одном условии?
-Каком?
-Ага, я смотрю, что тебе жить захотелось! – Он торжествующе улыбнулся. – Условие простое – ты принимаешь свою вину и женишься на дочери достопочтенного Адо.
Я посмотрел на Саню, который сидел белее снега, зажав культю. Посмотрел на Ингу, которая все больше становилась не похожа на мою Ингу и усмехнулся:
-А если я скажу, что не люблю ее? А без любви – какая жизнь?
-Лерр.. соглашайся! – Саня стоял на коленях и пытался подняться. – Лерр, это твой шанс, ты не понимаешь, да? Ты же жив останешься, Лерр!
-А зачем, Сань? Я не люблю ее!
-А! Значит, он ее не любит, а как осквернить – это он первый! – Из толпы протискивался Адо. – Господин судья, я требую справедливого наказания!!
Судья опять наклонился ко мне:
-Ну и чего ты упрямишься? Тебя ведь никто не ждет, верно? Иначе ты бы не стал путешествовать только с другом. Сидел бы с женушкой дома, развлекался…
-Я иду к ней.
-Что? К кому?!
-К своей жене.
Судья посуровел и почесал в голове:
-А куда ты за ней идешь? И зачем тебе идти куда-то, если ты женишься на дочери Адо, то тебе больше никуда идти не надо будет! Или ты все придумал?
Я вздохнул. Не хотел я врать…
-Она далеко, моя жена. Я иду за ней. Я обещал.
-Лерр…ох дурак…Леррр! Что ж ты делаешь?! – Саня умоляюще смотрел на меня.
***
 Голосов: 7 Просм.: 1294 Комментариев: 0
Категория:   Мужчины и женщины
Теги: жизнь, истории, любовь, мужчины и женщины, любимый, муж и жена, мистика
Автор:  lila_c25 января´11 14:06
 Вернуться наверх
Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 350 символов
Если вы не видите картинку с контрольными символами, это означает, что в вашем браузере отключена поддержка графики. Включите ее и перегрузите страницу.
Реклама
Мы в соцсетях
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь