Закрыть
|← Старое Новое →|

Посвящается Ей и Ему, а так же всем любящим и любимым (ч.5)

-Куда мне идти?
-Тебя проводит Церби. Не бойся, он не тронет тебя. Иди. И возьми это… -
У меня на руках остался небольшой цветок ириса.
-Зачем?
-Он дает надежду и веру, Лерр. Уходи, пока я не передумала!
Я повернулся и двинулся за огромным Церби, который бодро засеменил куда-то в темноту.
Но остановился.
-Богиня!
Такое ощущение, что она шла по пятам. Так неожиданно ее голос раздался позади меня:
-Что тебе еще надо?
-А…моя жена…может она здесь?
Она раскачивалась передо мной, слегка мерцая в темноте, а потом тихо сказала:
-Нет. Я посмотрела уже. Ее нет среди мертвых. Но и нет среди живых. Иди, и ты найдешь ее, я знаю!
-Ну хотя бы знаешь, где она? Может, слышала? – взмолился я.
-Нет. Все! Прощай, смертный! – Неожиданно плавным и легким движением Геката растворилась в темноте.
-Спасибо, Геката. Спасибо…
Церби зарычал, и подтолкнул меня носом. Да иду, иду!
Но зверь вдруг слегка ударил меня лапой в спину. Я машинально выставил руки вперед, опасаясь удара о что-нибудь твердое. Но руки не нашли опоры, и я провалился в тягучую, холодную ночь…

***
-Ты не сможешь умереть там, - напоследок сказал Арресто. – Это невозможно.
-Почему?
-Потому что фактически ты мертв! Потому что физически в путешествие уходит душа.
-Но я ведь в своем теле буду?! – Что-то не укладывалось у меня в голове.
-Смотри. Тело, я имею в виду твое биологическое тело, там, на тех Кругах – понятие растяжимое. Ты вроде путешествуешь в своем теле, но в то же время это оболочка для твоей души. В принципе, так же, как и здесь. Но там – это другое дело. Ты не сможешь убить себя – не в твоей власти. Ты можешь долго не есть, ни пить – будешь чувствовать лишь легкое недомогание. А душу могут убить лишь те, кому это подвластно. Те, кто создал ее. А так как душе надо добраться до места – она приходит туда в прежнем теле. Только другом.
-Пошел ты к черту, Арресто!! – взвыл я. – Я ничего не понял!!!
-Слушай, Лерр, если честно, то я и сам всех тонкостей не знаю! – улыбнулся продавец цветов. – Я тебе говорю лишь свою теорию. Пусть путанную, нескладную, но более или менее понятную.
-Кому?
-Да хотя бы мне! А тебе говорю для того, чтоб ты не пугался, что вдруг с тобой будет происходить что-то непонятное. И вообще, я просто пьян.
-Утешил! – проворчал я. – Скажи лучше, есть у меня шансы?
-Смотря как ты хочешь вернуть ее. Если сильно – то есть!


«Смотря как ты хочешь вернуть ее. Если сильно – то есть!»…если сильно – то есть…если сильно – то…
Я барахтался в темноте. Как будто падал куда-то, как будто в густой-густой жиже пытался не утонуть. И плыл куда-то…
И совсем неожиданно выпал из этой гущи.
Грохнулся на камни, больно отбив себе бок. И оглох от многоголосого шума и воя. Вдобавок что-то мощно грохнуло над головой. Открыл глаза, и обнаружил, что меня подхватили и поволокли куда-то. То ли в укрытие, то ли просто подальше из-под ног…
-Идиот! – рявкнул кто-то мне прямо в ухо. – Жить надоело?!
Я поднял глаза. И вскрикнул.
Передо мной стоял Саня.
Грязный, запыленный и небритый, с каким-то странным оружием в руке, изможденный и…седой.
-Саня?! – Я оцепенело смотрел на него, не в силах сказать что-то больше.
-Да. – Его глаза настороженно изучали меня. – Мы знакомы?
-Саня!! Да это же я, Лерр!! – У меня, против моей воли, потекли слезы. – Скотина ты! Я ж тебя похоронил!!
-Браток, а ты ничего не путаешь? – Он присел передо мной. – Ты в каком отряде служил?
-В каком, к черту, отряде?! – уже заорал я. – Где мы?!
Саня оглянулся, и махнул кому-то рукой. К нам тут же подскочили несколько парней, и, повинуясь приказу, подхватили и понесли меня к машине, если так можно было назвать странного вида трехколесную повозку. Загрузили со всеми предосторожностями. Один из парней забрался наверх, потягал рычаги, и повозка тронулась, и на вполне приличной скорости. Интересно, а как она работает?

…Ехали мы долго. И я все с большим изумлением обозревал местность вокруг.
Выжженные поля и холмы. Разрушенные приземистые домики. Сломанные деревья и кустарники. Похоже на хорошую ковровую бомбардировку…
Возница словно прочитал мои мысли. Он сплюнул на дорогу и кивнул головой, показывая на сожженную землю:
-Во, видел? Как только к ним попало оружие – все! Тут же начали все жечь и взрывать!
-К кому это – к ним? – осторожно спросил я.
Возница недоуменно покосился на меня и произнес:
-К женщинам! Ты что, совсем контуженный?!
Я сокрушенно покачал головой и признал, сделав несчастный вид:
-Да понимаешь…ну не помню ничего! Вот как шарахнуло что-то – так сразу и отшибло немного память!
Я почти не кривил душой. Я и вправду ничего не понимал. Попробуем…
-А скажи мне, солдат? Так теперь на чьей стороне победа? И с кем воюем?
Повозка резко остановилась. Возница оглянулся и я увидел направленный на меня то ли пистолет, то ли автомат с коротким стволом.
-Вылазь, гад! А может, ты шпион? Только шпионы могут так спрашивать!
-Да ты что?! – возмутился я. – На контуженного наезжать?! Я сейчас Сане сообщу, что ты его лучшего друга расстрелять пытаешься! Посмотрю тогда на тебя!
Неожиданно это возымело действие. Возница, недовольно бурча, сунул пистолет под куртку и снова залез на маленькое сиденье.
-В штаб приедем, там разберемся!
Я промолчал. И вообще, мне это напоминало какую-то гражданскую войну…Только оружие помощнее, судя по всему.
Штаб представлял из себя невысокое строение, из каменной кладки, но довольно большое.
Вокруг самого здания кипела бурная жизнь, кто входил, кто-то выходил, кто-то курил, прислонившись к стене. Сидели два мужика и чистили оружие. Кто-то чинил порванную куртку…
Меня втолкнули внутрь, в одну из комнат, в которой я обнаружил сидящего за столом Саню. Он бросил на меня косой взгляд и молча кивнул на стул.
-Саня, скажи мне – что у вас происходит?
Он долго смотрел на меня, потом отвел взгляд:
-Не знаю… Где же я тебя видел, а? А вот имя твое мне напоминает что-то… Вот это и смущает!
-Саня! Это же я! Ты что не помнишь?! Круги помнишь? Как тебе руку отрубили – тоже не помнишь?!
Он поднял левую руку, оглядел и совсем уж удивленно уставился мне прямо в глаза:
-Откуда ты знаешь?!
-О, Господи! – Я аж зарычал. – Ну вспомни уже! Город, мы остановились на ночь в нем, потом утром нас хозяин сдал, тебе отрубили руку, и потом нас забили камнями. Вернее, не успели. Мы попали на другой Круг! А потом в нас Инга стреляла, помнишь?
Он удрученно покрутил головой:
-Хоть убей меня – никак не вспомню! Что касается руки – да, отрубили, но это когда пытали меня. Вылечили мне ее здесь, новый протез поставили. А что за Инга стреляла? Императрица?
-Какая еще императрица?! – Я сел на стул, раскрыв рот. – Ну Инга, это моя жена, мы за ней шли по Кругам!!
-Не ори! – Он встал и нервно заходил по комнате. – Ты никому не говорил, что женат?
-Нет!
-И не надо! Я не смогу уберечь тебя, если мужики узнают.
-Уберечь?! От чего?!
-От расправы над тобой. Да…я вижу, что ты и впрямь ничего не знаешь. Ладно, слушай, попробую ввести в курс дела. Все-таки я тебя определенно откуда-то знаю…А ты случайно…
Договорить он не успел.
Что-то гулко ухнуло, потом раздались взрывы и вой сирены. Снаружи забегали, крича во все горло, потом кто-то от всей души вдарил длиннющей очередью из автоматического оружия…
Саня отпрыгнул от окна, как-то по-кошачьи, грациозно, успел зацепить меня вместе со стулом, и мы шлепнулись на пол. Я перевернулся на живот, и пополз к двери. Саня двинулся ползком за мной.
Выскочить я не успел. Дверь резко распахнулась, и я увидел…девушку потрясающей красоты.
Точеную фигурку прикрывала броня, изящно повторяя контуры тела. Немного портили впечатление тяжелые ботинки, с подкованными каблуками. Но грации девушки это не уменьшило. Она холодно окинула меня взглядом огромных голубых глаз, осмотрела быстро комнату, и крикнула, обращаясь к кому-то за ее спиной:
-Все в порядке! Здесь только они!
Кто это – они?
Саня вдруг выругался и бросился к ней, выдернув из-за пояса нож. Но остановился, когда девушка, отступив чуть назад, молниеносно выдернула из-за спины длинный японский меч и выставила перед собой. Зазубренное лезвие тускло блеснуло, отражая свет.
-Что, волосатый, поиграем? – Она произнесла это с такой яростью, что меня передернуло.
Раздался топот, и в комнату ворвались еще минимум человек пять. И все, как одна, девушки.
-Что ты хочешь? – Саня кипел от ярости. – Честный бой? Так давай, ты и я, на ножах!
-Я не хочу тебя убивать сейчас, Седой! – прошипела девушка. – Императрица приказала взять вас живыми.
-А между глаз эта стерва получить не хочет? – так же прошипел Саня.
Повинуясь жесту, вновь пришедшие девушки одновременно бросились на Саню. Тот попробовал отбиваться, но его довольно быстро и грамотно сбили на пол, оглушив сзади. Девушка усмехнулась, и наклонилась ко мне:
-Тебя тоже так же?
-Да нет, я уж как-нибудь сам! – не отводя глаз, ответил я.
-Знаю я вас, уродов! – И ее тяжелый кованый каблук ударил меня в шею, выбивая сознание. Я даже не успел ничего возразить, потому что просто отключился, почувствовав напоследок головой каменный пол…

-Встать!!! – Удар. – Встать в присутствии императрицы!!
Я не мог повиноваться. Нестерпимо болела шея, и я с трудом разлепил глаза. Меня грубо подняли и поставили на ноги. Черт побери, долго меня еще будут бить и пытать на этих Кругах?! Надоело уже…
Огромный зал с колоннами, с вычурными украшениями и лепниной потолок, блестящий мраморный пол – смотрелось это все просто великолепно! Было видно, что это построил грамотный архитектор. И грамотно все украсил. Узор на полу переплетался ветвями и листьями, сужаясь к центру зала, где образовывал круг из цветной мозаики. В центре круга стоял трон. Ничего так трон, довольно симпатичный. Одно «но» - основанием ему служила пирамида из человеческих черепов.
Мне стало плохо.
Боковая дверь открылась, и оттуда стремительным шагом вышла молодая женщина. Решительно направилась к трону, села и скрестила ноги. И уставилась куда-то в сторону. Нет, Круги кого хочешь заставят вздрагивать…
Передо мной сидела Инга. В красивой, покрытой гравировкой броне, на поясе ножны с мечом. На другой стороне – кобура.
-Ну что, Лерр? Как жизнь? Не надоело еще болтаться?
У меня пересохло во рту.
-Да нет, не надоело… - промямлил я, стараясь увидеть в ее лице хоть что-то знакомое. – А что, приглашаешь в гости?
-Да ты ж никак не дойдешь, хоть сто раз тебя приглашай! – Она потянулась знакомым жестом, и весело усмехнулась. – Знаешь, мой дорогой, а ведь ты прошел путь! Ты вернулся!
Я стоял, тупо соображая.
-Оставьте нас! – бросила Инга.
Все, кто стоял рядом, молча и бесшумно исчезли за широкими деревянными дверями.
Инга встала и подошла ко мне. Но подошла ко мне странно, как-то неуверенно. И протянула руку, ощупывая мое лицо.
-А ты не изменился, Лерр… Все такой же. Только морщинки добавились.
Я провел рукой по лицу. В зеркало себя видел в последний раз…лет пять тысяч назад.
-Что ты тут забыл, Лерр?
-Я за тобой пришел, Инга. – Мой голос неожиданно охрип.
-Зачем?
-Я же обещал.
-Долго же ты шел! – зазвенел ее голос. – Ты знаешь, сколько всего произошло, пока ты дошел!
-Я не виноват! – запротестовал я. - После твоей смерти мне пришлось искать дорогу. Многое пройти, прежде, чем дверь открылась сюда. И не надо меня обвинять, что…
-Погоди-ка, погоди-ка! – прервала она меня. – После какой моей смерти? Я не умирала!!
-Как – не умирала?! Тебя же застрелили!
-Кто?
-Ну этот…толстый из ресторана…а потом я тебя держал на руках, а потом, когда приехала «Скорая»… - Я сбился и замолчал.
Что-то опять выходило не так.
И вдруг понял, откуда такие неуверенные движения.
Она была слепая…
Инга пощупала мне лоб:
-Слушай, а тебя не сильно ударили мои девочки, а? Что-то ты выдумываешь, Лерр…
Я в отчаянии закричал:
-Инга, ответь мне, кто придумал это имя мне?
-Я. Мне не нравилось имя «Валера», вот я и окрестила тебя – Лерр.
-Как звали профессора на твоем факультете? Который вам лекции об искусстве и истории читал?
-Профессор Ильинский, а что?
Я замолк. Покопался в памяти и выдал козырь:
-У нас с тобой есть абсолютно одинаковые родинки. Где они расположены и когда мы это выяснили?
Инга улыбнулась и ответила не задумываясь:
-И у тебя и у меня есть по три маленьких родинки, расположенные треугольником. У меня под левой грудью, а у тебя на внутренней стороне левого бедра. А выяснили мы это в нашу вторую ночь с тобой. Еще вопросы будут?
Черт…
-Инга…
-Что?
-Когда ты ослепла?
-Давно. И только попробуй меня пожалеть – я тебя убью!
-И не думаю. Инга?
-Что, родной?
-Что произошло? Ты хоть что-нибудь помнишь?
Она пожала плечами:
-Неожиданно произошло. Все было хорошо, работа, дом, ты. Помнишь, когда мы пошли отмечать годовщину свадьбы?
-Да. – Дождь…ресторан…и продавец цветов…
-Ты вдруг ушел, на что-то обидевшись, даже не простился. Я ждала тебя, надеялась… Но ты пропал на год. Потом прислал письмо, где написал, что все кончено. Вот тогда я и… И я объявила вам войну.
-Нам?
-Да, вам, мужчинам! Ты виноват, понимаешь? А твой друг, Саня Седой, создал в ответ подпольное движение против нас, после того, как узнал, что не может иметь детей. Мы почти пришли к соглашению после года боев. Но снова пришел ты и все испортил!
Я молчал, переваривая услышанное. Но никак не мог поверить…
-Как я испортил?
-Лерр, ты и сам знаешь, до ненависти – один шаг. И я его сделала. Из-за тебя. Ты ведь обещал, что все будет хорошо! Но не сделал! Все вы обманщики, Лерр! И ты снова исчез.
-Инга?
-Что?
-Пошли отсюда?
-Куда?
-Обратно, я так долго тебя искал…Я хочу все исправить.
-Почему? Зачем я тебе нужна?
-Потому что я люблю тебя!
Произошло нечто неординарное.
Инга при слове «люблю» вдруг побледнела. Медленно отошла от меня и бессильно опустилась на трон. Я озадаченно замолк.
-Лерр…ты действительно долго не был здесь. Ты знаешь, за какое слово здесь убивают на месте, вырывают язык и сдирают кожу?
-Что?! Ох! За «люблю» что ли?!
-Да.
…После того, как разгорелась война между мужчинами и женщинами, они методично истребляли друг друга. Но природа брала свое, только вот люди оказались упрямее, чем ожидалось.
За время противостояния выработалась ненависть, граничащая с безумием. В плен регулярно брали как мужчины женщин, так и наоборот. И иногда вспыхивала любовь. Но, чтобы погасить это, обе стороны выработали своего рода защиту – если было видно, что человек влюблялся в плененного – его казнили вместе с ней или с ним. Со временем слово «любовь» стало нарицательным и чем-то отвратительным. И с каждым годом ненависть противостоящих друг другу полов росла, превращаясь в чудовищный пафос. Усугублялось положение еще и тем, что у воюющих сторон накопилось много мощного оружия. Ни одна из сторон не хотела признавать поражения. Это бы означало возврат к страшному и всеразрушающему слову «любовь»…
И все это из-за меня.
-Лерр…ты сам себе приговор подписал. Прости. – Она хлопнула в ладоши.
Дверь моментально распахнулась, и в зал снова влетели девушки в броне.
-Инга, постой! – крикнул я. – Ты что? Инга! Это же я, Лерр!! Я твой муж!!!
Девушки остановились как вкопанные. Повернулись к Инге. Та качнула головой, прислушиваясь, и нахмурилась:
-Вы верите своей императрице или какому-то жалкому мужчине?!
Меня схватили с двух сторон, швырнули на пол, и поволокли к выходу. Но потом остановились.
-Императрица, позволь сказать? – обратилась одна из девушек к Инге.
-Говори!
-Седой сбежал. Мы не нашли, куда он исчез. Просто испарился, как воздух. Что делать?
Инга отмахнулась:
-Потом найдете, никуда не денется!
-А с этим что? – пнули меня по ребрам.
-Казнить на площади. Немедленно!
Меня снова грубо потащили по полу к выходу.
-Инга!!! Что ты делаешь?! – Я никак не мог поверить.
Она отвернулась.

…Толпа собралась довольно быстро. И одни девушки и женщины, всех возрастов.
В другое время я бы порадовался, что на меня пришло посмотреть столько женщин. Но сейчас было не до смеха.
Я висел между двумя вертикально вкопанными столбами, подвешенный за руки толстыми веревками. Солнце припекало спину немилосердно, да только это волновало меня, никому до этого дела не было вообще. Все равно меня сейчас казнят.
Оглушенный и потерянный, я так и не понял до конца, что прошел все. Дошел до Инги. И оказалось, что зря. Она приказала меня казнить. Она оказалась слепа. Я бросил ее, и она развязала войну против мужчин. Это и есть Испытание? В душе я все-таки надеялся, что это дурацкая шутка, меня попугают и отпустят, что это конец пути.
Собравшиеся огласили площадь приветственными криками, когда на помост вышла Инга.
-Свободные женщины! – крикнула она, и в то же мгновение установилась тишина. – Перед вами преступник, которого мы искали очень долго – Лерр! – Толпа взвыла. – Но сегодня его поймали. Он разыскивался за тяжкие преступления, которые просто померкли перед самым главным преступлением против женщины – он признался мне, что любит меня!
Площадь заволновалась. Мне по лицу ударил ошметок какого-то фрукта, кто-то плюнул в меня…
-Ваше решение, мои верные подруги, казнить его или помиловать?
Толпа взвыла, взорвавшись единодушным «Казнить!»
Господи! Да что за ерунда происходит?!
Инга улыбнулась и развернулась ко мне.
-Вот и все, Лерр, вот и все. Все закончилось.
Я молчал.
-Принести мне Меч правосудия! – крикнула она, и сбоку протиснулась девушка, которая с поклоном передала Инге меч в инкрустированных драгоценными камнями ножнах. – Не бойся, Лерр, я умею мечом работать вслепую, не хуже зрячих.
Инга развернулась, изящно, одним движением, выдернула клинок и занесла его над головой. Стало тихо-тихо…
-Инга…
Она вздрогнула.
-Что?
-Я люблю тебя. – Я говорил тихо, только для нее. - Я не прошу помнить все то, что было между нами, прошу просто помнить, что я люблю тебя. Обещаешь?
-Нет!
Она снова занесла меч над головой. Выдохнула. Как же меня достали эти казни…
-За что, Инга?
-За любовь, милый, за любовь. Ты умираешь за любовь, как бы горько это ни звучало. И за ненависть, которую она принесла.
В спину ударило холодом, и последнее, что я видел, это был острый кончик меча, который вспорол воздух в сантиметре от моего лица…
И изумленное лицо Инги, когда я исчез.

***
-Лерр, а у нас курить ничего не осталось?
Я не ответил. Не хочу, надоели мне эти Круги, галлюцинации слышатся…
-Лерр! Я что сам с собой разговариваю?!
-Саня, иди к черту! – сказал я, не открывая глаз.
Саня?!
Я подскочил, и очумело уставился на сидевшего на камне Саню, который взирал на меня с обиженным видом.
-Чего ты вытаращился? Жмот! – сказал он и отвернулся.
-Саня? Ты живой?! А как ты сбежал?
Он повернулся, презрительно осмотрел меня с ног до головы и сплюнул себе под ноги:
-Я, конечно, знал, что здесь бродить – занятие не для слабонервных. Но ты меня сейчас убил просто, Лерр! Совсем крыша съехала, да?
Я похлопал по карманам, и неожиданно обнаружил помятую пачку сигарет. Открыл и выудил погнутую, наполовину пустую сигарету и протянул ему:
-Держи, есть вроде еще.
Саня взял, прикурил от своей золотой зажигалки, с которой не расставался, и улыбнулся:
-Ну ты, блин, даешь! Пугаешь так! Сначала ты молчал долго, потом отрубился, что я даже посчитал тебя за труп, а сейчас еще и к черту послал. Что творится, Лерр?
Я тоже прикурил, с наслаждением затянулся:
-Не знаю, Сань! А мы где?
Он огляделся, вздохнул и неопределенно махнул головой:
-Да не знаю…После того, как твоя жена хотела нас пристрелить, мы куда-то в зеркало провалились, не помнишь? Вернее, не жена, а ее копия...
 Голосов: 6 Просм.: 1002 Комментариев: 0
Категория:   Разное
Теги: истории, разное, любовь, мужчина и женщина, мистика
Автор:  lila_c25 января´11 14:13
 Вернуться наверх
Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 350 символов
Если вы не видите картинку с контрольными символами, это означает, что в вашем браузере отключена поддержка графики. Включите ее и перегрузите страницу.
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь